и тяжела. Но все же


Работа маркетмейкера очень рискованна и тяжела. Но все же большую часть времени торговые фирмы, вовлеченные в эту сферу бизнеса, делают огромную прибыль. Как это возможно? Посредством бид-аск спрэда. Как уже было сказано, для того, чтобы поддерживать упорядоченность рынка, маркетмейкеры должны всегда торговать акциями, на которые они назначены, устанавливая цены, по которым они купят и продадут акции од­новременно, даже если они не хотят делать ни того, ни другого. Очевидно, что они купят акции дешевле, чем их продадут. Это называется сохранение двустороннего рынка. Маркетмейкеры рискуют своим оборотным капиталом, чтобы убедить инвестора в честном выполнении сделки, будь то продажа или покупка. Это дает ему гарантию, что если он не ставит ограничения по ценам, то его ордера будут исполнены по тем котировкам, которые существуют на рынке в текущий момент времени. Система специалистов подобна взятке, которая гарантирует гладкое течение рынка. Если рынки спокойны, все это кажется не таким уж большим делом. Но когда рынки становятся волатильными, маркетмейкеры зарабатывают хорошие деньги.

Как мы уже говорили, маркетмейкеры не предоставляют свои услуги бесплатно. Они должны получить сполна за принимаемый на себя риск. По этой причине нельзя предполагать, что они одновременно купят акции у публики и продадут их ей по той же самой цене. Хотя бы только потому, что это слишком рискованное занятие. С какой стати рисковать капиталом, не имея возможности сделать деньги? Капиталист так не работает. Поэтому маркетмейкерам позволено поддерживать спрэд в акции. Это означает, что цена, по которой они купят акции у публики, будет всегда немного ниже той, по которой они их публике продадут. Это все равно, что торговец машинами покупает автомобиль за $5,000 на встречной продаже и перепродает его же за $6,000. Прибыль в $1,000 как бы идет на покрытие "затрат на поддержание инвестиционной позиции", то есть риска по имуществу. Нет никакой гарантии, что торговец сможет перепродать машину, поэтому прибыль вполне оправдана. Вместо автомобиля маркетмейкер приобретет акции IBM по 105 и продаст их по 105 1/2. Цена покупки известна как бид. Цена продажи — это аск. А разница между ними является спрэдом.

Спрэд предопределяется волатильностью акции. Когда говорится, что спрэд широкий, это означает, что разница в цене, по которой маркетмейкеры покупают акции и продают их обратно инвесторам, большая. Чем более волатильна акция, тем шире спрэд. Это вполне оправдано, потому что специалисты не уверены в будущем направлении развития цены этой акции. Широкий спрэд является единственным способом маркетмейкеров защитить себя в том случае, если акция начнет двигаться против них. Наценка, или - ширина спрэда между ценой, по которой маркетмейкеры покупают, и ценой, по которой они продают, должна быть не менее $1 для некоторых волатильных бумаг. Это значит, что если даже акция не движется, маркетмейкеры должны купить ее у публики по $99 и продать по $100. То есть, они получают $1,000 прибыли за каждые купленные и проданные 1,000 акций. Но это без учета направления, в котором пойдет акция. А она может пойти как к $110, так и к $90. Сами специалисты этого не знают. Вспомните, специалисты должны обеспечивать ликвидность акции в любом случае. То есть они волей-неволей вынуждены быть покупателями, являясь тем самым последним средством регулирования рынка, когда им не удается выровнять имеющиеся ордера клиентов на покупку и продажу. В условиях волатильных рынков это означает, что маркетмейкеры накапливают крупные позиции, когда акции падают (то есть в случае, если все остальные - продавцы, а маркетмейкеры - покупатели), а также продают акции, не имея их в наличии, при подъеме (при условии, что все остальные - покупатели, а маркетмейкеры - продавцы). Даже лучшие трейдеры не смогут сыграть на спрэде в подобных обстоятельствах. В большинстве таких случаев маркетмейкеры терпят значительные убытки.